RSS

Городской портал госуслуг

История района

Последовательная история села Алексеевского, давшего название району на северо-востоке современной Москвы, известна с рубежа

герб Алексеевского районаXVI-XVII вв. Тем не менее у нас имеется возможность пунктирно восстановить его прошлое за более раннее время. Судя по всему, история этого поселения восходит к концу XIV в. В своей первой духовной грамоте (завещании) 1407 г. великий князь Василий I в числе своих «примыслов» упоминает села, ранее принадлежавшие известному боярину Фёдору Андреевичу Свибло: «...на Москве село Бундовское и с Олексеевскою деревней, да село Тимофеевское на Яоузе (позднейшее Свиблово. — Авт.)». Кто же был первым известным владельцем?

Как известно, в этот период Русь в церковном отношении находилась в зависимости от византийских патриархов  — русские митрополиты должны были утверждаться в Константинополе. В третьей четверти XIV в. митрополитом «всея Руси» являлся Алексей, выходец из московского боярского рода Плещеевых. При этом следует учитывать, что территория русской митрополии охватывала не только собственно русские княжества, но и земли, принадлежавшие Великому княжеству Литовскому. Стараясь ослабить церковное влияние Москвы, великий литовский князь Ольгерд стал добиваться от константинопольского патриарха поставления особого митрополита для Литвы. Неудивительно, что вокруг будущего преемника митрополита разгорелась нешуточная политическая борьба. Сам Алексей хотел видеть своим преемником знаменитого Сергия Радонежского, но тот отказался от этой чести. Тогда великий московский князь Дмитрий наметил на митрополию своего духовника Митяя, срочно сделав его архимандритом московского придворного Спасского монастыря. Но когда Алексей умер, оказалось, что в Константинополе митрополитом на Русь был поставлен серб Киприан. В Москве были крайне недовольны этим назначением, и Митяй, без всякого посвящения, стал править митрополией. Прибывшего в Москву Киприана великий князь изгнал, а Митяй отправился за посвящением в Константинополь. Вместе с ним поехала и огромная свита с щедрыми подарками. Путешествие проходило успешно, но вдруг, ещё в море на виду Константинополя, Митяй внезапно умер. Смерть его была явно неестественной. По рассказу летописца, иные говорили, что Митяя задушили, другие передавали, что его «морскою водою умориша», ибо все русские священники и бояре не хотели видеть его на митрополичьей кафедре, а желал этого лишь один великий князь.цем Алексеевского? В этот период оно «тянуло» к селу Бундовскому, а редким прозвищем «Буило» обладал толмач митрополита Митяя во время его путешествия в Царьград в 1378 г. С ним был связан один из эпизодов политической жизни последней четверти XIV в.

Встал вопрос — что делать? При осмотре казны Митяя обнаружили чистый бланк пергамента с великокняжеской печатью. Чтобы не возвращаться на родину с пустыми руками, после долгих споров решили составить новую грамоту от имени великого князя с просьбой поставления митрополита и вписать в неё имя участника посольства архимандрита Горицкого Переславского монастыря Пимена. Патриарх вначале отказал послам, ссылаясь на то, что на Русь был уже поставлен митрополитом Киприан. Но Пимен, пользуясь именем великого московского князя, под грабительские проценты занял у ростовщиков колоссальную по тем временам сумму в 20 тыс. рублей и в итоге добился своего посвящения. Но торжество его было недолгим: когда он возвратился на Русь, великий князь просто его не принял, а решил помириться с Киприаном. Все участники посольства были посажены в железные оковы и разведены по различным тюрьмам. Среди них, очевидно, был и толмач Бунло. Его владения были конфискованы, село с деревней досталось Фёдору Андреевичу Свибло, а позднее оказалось в руках Василия I

Позже деревня Алексеевская стала владением великокняжеского дьяка Андрея Ярлыка, позднее служившего митрополиту Ионе, а под конец жизни постригшегося в Симоновом монастыре с именем Андриана. Около 1456 г. он отдал Алексеевское и несколько других соседних деревенек по Яузе властям московского Чудова монастыря в качестве вклада по душам своих родителей. Как монастырское владение Алексеевское упоминается на рубеже 1470-80-х годов, но в дальнейшем исчезает из перечня чудовских вотчин.

Следующее упоминание Алексеевского относится к XVI в. — в источнике оно названо уже Копытовом. Такую перемену названия можно легко объяснить. В числе вкладчиков Чудова монастыря известен Захарий Васильевич Копытов, отдавший обители в 1535 г. село Покровское в Горетове стану Московского уезда. Вполне вероятно, что в качестве компенсации он мог получить Алексеевское, находившееся в стороне от основного комплекса монастырских владений, в силу чего им было довольно сложно управлять. По фамилии нового владельца деревня получила название Копытово. В середине XVI в. Копытово, названное уже сельцом, принадлежало Путиле Михайлову. В период Смутного времени запустело, а в 1621 г. указом царя Михаила Фёдоровича жалуется в поместье князю Дмитрию Тимофеевичу Трубецкому.

Этот владелец села оставил по себе обширную память в отечественной истории. Впервые в документах он упоминается с чином стольника в 1608 г. В 1610–1612 гг. участвовал в целом ряде сражений с поляками, был сподвижником Минина и Пожарского в деле освобождения Москвы от иностранных интервентов и на время после изгнания поляков до вступления на царский трон Михаила Романова был избран главным и единственным правителем государства. За свои действия он получил титул «Спасителя отечества», впоследствии очистил Новгород от шведов и умер в 1625 г. воеводой в Тобольске. По описанию 1623 г., в его подмосковном поместье стоял боярский двор, двор людской, где жили «деловые» люди. При нём же здесь была построена каменная церковь во имя Алексея, человека Божьего, и Копытово по храму получает второе прежнее название Алексеевское.

В 1646 г. Алексеевское, Копытово тож, значится вотчиной его вдовы Анны Васильевны. В нём размещался боярский двор и 11 крестьянских дворов, где проживало 22 человека. Детей у Трубецких не было, и после смерти княгини село перешло в 1662 г. в Дворцовое ведомство.

При царе Алексее Михайловиче в Алексеевском начинается широкое строительство. Расположенное в полуверсте от большой дороги из Москвы в Троице-Сергиев монастырь, село было выбрано местом для первого путевого дворца во время практически ежегодных царских поездок на богомолье в знаменитую обитель. В конце 1667 г. на бывших крестьянских угодьях сооружается обширный конюшенный двор. По соседству с дорогой было отведено место для солодовенного завода, а в 1673–1674 гг. ведётся активное строительство царских хором. О его размахе свидетельствует то, что в октябре 1674 г. кроме стрельцов здесь работало до четырехсот наёмных мастеров. Уже в этом месяце царь посетил свою новую усадьбу. «Октября в 4 день, в отдачу часов нощных, великий государь царь Алексей Михайлович... изволил идти с Москвы в село Алексеевское: а с великим государем бояре, окольничие и думные и ближние люди; а из того походу великий государь к Москве пришёл того ж числа в 7 часу дня», — читаем в одном из документов.

Государю новая резиденция, видимо, понравилась, и строительство дворцовых хором продолжалось. Но закончить возведение комплекса целиком Алексею Михайловичу не удалось. Помешала смерть, последовавшая в 1676 г. При его сыне Фёдоре новое строительство в селе не велось, а только шла достройка хором. В 1680 г. закончилось строительство церкви Тихвинской иконы Божьей матери.

Пётр I и его наследники мало интересовались Алексеевским и его дворцом. Постепенно он приходит в упадок. Сохранилось свидетельство известного историка Н.М. Карамзина, посетившего село в 1803 г. О дворце он писал: «...стены разрушаются, но я осмелился войти в дом и прошёл во всю длину его, если не с благоговением, то, по крайней мере, с живейшим любопытством. Печи везде большие, с резными, отчасти аллегорическими фигурами на изразцах. Внутренние украшения не могли истощить казны царской: потолки и стены обиты выбеленным холстом, а двери (и то в одних царских комнатах) красным сукном с широкими жестяными скобами; окна выкрашены зелёною краскою... Вокруг дворца не осталось никаких других зданий, кроме погреба, где не только лёд, но даже и снег не тает до глубокой осени».

село Алексеевское

Позднее путевой дворец был сломан. Разобрана была в 1824 г. и церковь Алексея, человека Божьего. Храм же Тихвинской иконы Божьей матери сохранился до нашего времени. В конце XVIII в. через Алексеевское прошёл Мытищинский водопровод, построена водоприёмная станция, а в 1830 г. Алексеевская водокачка.

В пореформенный период население села бурно растёт. Если в 1884 г. здесь считалось 350 человек, то всего через шесть лет население увеличилось в полтора раза, достигнув 580 человек. По данным 1890 г., в Алексеевском функционировали семь фабрик лёгкой промышленности, крупнейшей из которых считалось «заведение самоткацких и полушерстяных материй» отца и сына Филипповых со 143 рабочими.

С начала XX в. Алексеевское входит в черту Москвы. В 1930-е годы здесь, между нынешними улицами Галушкина и Касаткина, сооружается Алексеевский студгородок, а с 1960-х годов — это район массовой жилой застройки.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».